Статьи

Требования, включенные в реестр требований кредиторов, должны быть основаны на фактических операциях, недостаточно исследования только документов, т.к. принятие решения непосредственно затрагивает права и обязанности лиц, участвующих в деле о банкротстве

Требования, включенные в реестр требований кредиторов, должны быть основаны на фактических операциях и сделках, недостаточно исследования только подтверждающих документов, поскольку принятие решения непосредственно затрагивает права и обязанности лиц, участвующих в деле о банкротстве.

Решением арбитражного суда общество признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство и определением суда требования предпринимателя включены в реестр требований кредиторов должника.

Общество (покупатель) и поставщик заключили договор поставки. Из представленных копий товарных накладных следует, что поставщик поставил в адрес покупателя товар (бетон) на общую сумму 150 031 307 рублей 68 копеек.

Полагая, что сделка по передаче товара по упомянутым товарным накладным является недействительной (мнимой), крупной сделкой и заключена с целью искусственного создания задолженности и включения ее в реестр требований кредиторов, предприниматель обратился с иском в арбитражный суд.

Суды трех инстанций, установив, что задолженность должника перед поставщиком подтверждена копиями товарных накладных и признана должником, пришли к выводу, что заявленное требование является необоснованным.

Однако, Президиум ВАС РФ Постановлением от 18.10.2012 № 7204/12 решения судов трех инстанций отменил и направил дело на новое рассмотрение, указав следующее.

В силу закрепленного в статье 9 АПК РФ принципа состязательности задача лиц, участвующих в деле, - собрать и представить в суд доказательства, подтверждающие их правовые позиции.

Суд первой инстанции указал на то, что копии накладных, представленные обществом, оформлены в соответствии со ст. 9 Федерального закона "О бухгалтерском учете", заявлений о фальсификации накладных сторонами не заявлено.

Согласно пункту 1 статьи 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна. В делах об оспаривании таких сделок заявление о фальсификации применительно к действительности совершенных на документах подписей не достигает цели, так как, совершая сделки лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся.

Поэтому при рассмотрении вопроса о мнимости договора поставки и документов, подтверждающих передачу товара,суд не должен ограничиваться проверкой соответствия копий документов установленным законом формальным требованиям.При оспаривании товарных накладных необходимо принимать во внимание и иные документы первичного учета, а также иные доказательства.

Кроме того, с учетом правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 08.06.2010 N 2751/10, суды должны были учесть, что дело о банкротстве общества (должника) возбуждено до рассмотрения по существу требования предпринимателя о признании недействительной (мнимой) сделки по передаче товара, поэтому принятие решения по данному делу непосредственно затрагивает права и обязанности лиц, участвующих в деле о банкротстве.

Суд, рассматривая дело об оспаривании сделки, послужившей основанием для включения требований ответчика в реестр требований кредиторов, исходя из доводов о том, что сделка имеет признаки мнимой, направлена на создание искусственной задолженности кредитора, и обстоятельств дела, должен осуществлять проверку, следуя принципу установления достаточных доказательств наличия или отсутствия фактических отношений по поставке. Целью такой проверки является установление обоснованности долга, возникшего из договора, и недопущение включения в реестр необоснованных требований, поскольку такое включение приводит к нарушению прав и законных интересов кредиторов, имеющих обоснованные требования, а также должника и его учредителей (участников).

Представленные истцом доказательства технической невозможности поставки бетона в указанные в накладных сроки и особых потребительских свойств бетона не могут быть опровергнуты ссылкой суда первой инстанции на возможность того, что часть переданного бетона могла ранее приобретаться у других поставщиков для последующей поставки должнику с целью его дальнейшей реализации последним, поскольку, принимая решение по делу, суд должен исходить не из предполагаемых, а конкретных взаимоотношений участвующих в них сторон.

При наличии убедительных доказательств невозможности поставки бремя доказывания обратного возлагается на ответчика, однако ответчики не опровергли доводы истца путем представления соответствующих доказательств.

Предприниматель заявлял ходатайства об истребовании доказательств (оригиналов товарных накладных, товаротранспортных накладных и т.д.) и назначении экспертизы по делу в целях подтверждения (отсутствия) факта реальной передачи товара. Кроме того, предприниматель ссылался на то, что копии товарных накладных, представленные поставщиком, не тождественны копиям накладных, имеющихся в деле о банкротстве. Оригиналы накладных в материалы дела не представлены.

Между тем суд первой инстанции отклонил заявление истца об истребовании доказательств и назначении экспертизы с целью установления факта отгрузки бетона и без соответствующей проверки установил факт отсутствия мнимости договора поставки.

Требования поставщика включены в реестр требований кредиторов общества. При рассмотрении вопроса об обоснованности требования в рамках названного дела о банкротстве суд первой инстанции лишь констатировал соответствие представленных накладных положениям Закона о бухучете и признание должником долга и не исследовал обстоятельств фактической поставки товара. Таким образом, указанные обстоятельства не были установлены при рассмотрении дела о банкротстве, поэтому не могут иметь преюдициального значения по делу.

Требование находится в реестре требований кредиторов должника без соответствующей проверки, что нарушает не только интересы заявителя – истца, но и всех иных кредиторов, участвующих в деле о банкротстве общества.

Президиум ВАС РФ считает, что в данном случае, отказывая в истребовании доказательств по просьбе истца, и не истребовав их по своей инициативе, суд не создал условия для установления фактических обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора.

Ссылка суда апелляционной инстанции на то, что истцом не заявлено требование о применении последствий недействительности сделки необоснованна, поскольку пункт 2 статьи 167 ГК РФ связывает применение реституции с фактом исполнения сделки. К мнимой сделке применение реституции невозможно.

Суд первой инстанции принял решение по неисследованным и неполным материалам дела с нарушением процессуального законодательства, которые не были устранены судами апелляционной и кассационной инстанций.

Автор статьи. Малышев Николай, руководитель отдела правового сопровождения